китайский календарь
на главную
авторыразмышленияпутешествияфотоальбомчайные церемонииновости

Чайный монастырь
(Василий Савинков о "Клубе Чайной Культры" в саду Эрмитаж)

Первый раз.
В "Клуб Чайной Культуры", что в саду Эрмитаж меня привела Аня Иванова.
"Ты же любишь китайские истории. Пойдём, покажу интересное место!" - сказала она. И 26 марта 2000 года (помню, потому что сохранился флаэрок с того времени) в 16:30 мы вошли в лабиринт комнат, поворотов, дверей. Пройдя охранников, окунувшись в аромат благовоний, редких людей, занятых своим делом, мы попали в другой мир!

Меня привели на лекцию - лекцию по каллиграфии, так что в Чайный Клуб я попал не на чай - в первый раз его даже не пил! Сами сняли одежду и повесили её в зеркальный шкаф, на месте которого сейчас аквариум, разулись как дома и стали пробираться сквозь чайные пространства, где посередине стоял диван, и было много необычных предметов - это поражало, манило своим наполненным хаосом и одновременно гармоничностью.

Лекция проходила в самых дальних покоях, где позже сделали большой церемониальный зал. А тогда это было совершенно пустое пространство с белыми стенами и ковром на полу (там обычно занимались Цигуном), и это было контрастом по сравнению с остальными пространствами клуба. Человек пять сидело по стеночкам на ковре в ожидании лекции, мы тоже сели. Скоро появился человек (Бронислав Виногродский) и стал вносить в зал и класть на пол множество предметов: толстые книги, кисти, свитки, флейты...

Минут 20 он пытался рассказывать о каллиграфии, о её эзотеричности и магичности. Пытаясь понять, я даже задал пару вопросов, но не получил удовлетворяющих меня ответов - это была нелогичная лекция... А потом он сказал: "Что-то сегодня не идёт. Давайте я лучше спою", - достал гитару и стал играть и петь песни. Это свободное поведение подкупало... Не скажу, что меня сильно впечатлило, но в той пустоте моей жизни (а я тогда ничего не делал), это было что-то интересное!

Гость.
Самое смешное, что я не помню, как я первый раз пил в Клубе чай! Какой это был чай? Помню лишь то, что летом 2000 года мы пару раз в месяц ходили компанией друзей в Чайную. Дивана там уже не было, сидели на полу в подушках на "чайных полянах", разделённых полками и висящими с потолка висюльками.

Всех завораживала тогда манипуляция с чайными парочками, и пить улуны было модно. Однако они были церемониальными и стоили от 25$ с человека, что было для нас дорого, и мы пили "улун недели" (простой улунчик, завариваемый в чайной за 10-12$ с 4 человек) - рекламная акция, которая вполне нас устраивала. При этом, воду в Чайной для улунов готовили тогда на газовой горелке, и всё приготовление чая было очень серьёзным - это впечатляло!

Мы болтали, смеялись, а потом лёгкой походкой, как бабочки, неслись домой...
Из работников Чайной помню только Диму Коломейца - чайный мастер, спокойно заваривавший чай, лаконично отвечавший на вопросы и уходивший в нужное время, оставляя нас общаться. Наверное поэтому, когда меня позвали на чайную школу, и я думал идти или нет, случайная встреча с Коломейцем в метро стала символом принятого решения!

я в "Лу Юу"

Чайная школа.
13 августа 2000 года я, опять же, вместе с Аней Ивановой попал на Чайную школу. Группа состояла человек из десяти, в числе которых были Ритта Дарьина и Сима Малькова - мои будущие соратники. Клуб только что покинул помещение третьего этажа административного корпуса, где были кабинеты Бронислава и Михаила Баева, и стал осваивать "Белый домик" - маленькое одноэтажное строение, оставшееся от строителей, ремонтировавших здание "Новой Оперы". В дальнейшем 8 маленьких комнат заняли столовая, кухня, зал для Цигуна и информационный центр. В зале для Цигуна на полу, на ковре, со шторами вместо двери, с окном на лужайку сада и проходили занятия Чайной школы.

Организовывала ту школу Надя Бугакова. Было пять занятий по пяти стихиям, участвующих в чайном действе, и вели их 5 человек: Бронислав, Михаил Леонидович, Сергей Андреев, Юля Верхова и Надя.
Было интересно: пили чай, слушали, обменивались впечатлениями. Помню, когда Надя варила чай на своём занятии, мы молча должны были записывать свои впечатления. Мы смотрели на чайник Инь Чжэня, на движения рукавов мастера, на манипуляцию с посудой и инструментами. А когда сваренный чай завис перед падением, вдруг вечернее солнышко проникло сквозь щели приоткрытых двух дверей и тонкой полоской осветило именно чайник, создавая игру света и отражений в падающих чаинках... А через пару минут исчезло. Это было волшебно!

обед в Белом домике

Стажёр.
Посредине Чайной школы я вдруг узнал, что за это надо платить, а денег у меня не было, но был вариант постажёрить в Клубе - тогда обучение бесплатно. Так я стал приходить солнечными августовскими днями к 10:00, ждать на лавочке, когда придут люди с занятий Цигуном в Белом домике и Тайцзи на открытой сцене сада. Потом раскладывать подушки, мыть посуду, учась понемногу отличать Чахай от Чахе.

А потом в 11 часов из своего кабинета выходил Бронислав с книгами и гитарой - и начиналась утренняя Лекция. Иногда он что-нибудь переводил с китайского (его записывали на диктофон и сейчас эти записи стали основой многих его книг), часто уходя в далёкие отступления про китайскую культуру и жизнь вообще. Писал иероглифы, китайские стихи, знаки дня и различные схемы на обычной зелёной школьной доске, висевшей в чайной (кажется, до сих пор сохранилась название чайной поляны - место "под доской", хотя её уже давно нет). Конечно же, пили совместно чай, а заканчивали лекцию совместными песнями под гитару - пели и сочинённые Брониславом ("Ну, давай всё бросим и улетим...") и народные ("Чёрный ворон"). Горланили все! Это был такой объединяющий ритуал, создающий общий настрой на целый день!

Это было самое окрылённое время - новые открытия, душевные чаепития, участие в создании пространства (потолок из циновок в коридоре, ведущем в церемониальные залы, кажется, ещё висит, повешенный мною), разгрузка чайных караванов, приготовление обедов, помощь работающим "чайникам", езда за водой в Покровское-Стрешнево... Это был энтузиазм, драйв - жизнь!

5 крыс на новом году

Коллектив.
Смотря сейчас на всех людей, которые тогда делали Клуб - понимаешь: нормальных там не было! Каждый - особенный, каждый - со своими странностями! Большинство из них были социально себя не нашедшие, для них Клуб был как ниша Свободы. В принципе, как я понимаю, Клуб именно так и создавался, как продолжение в обычной жизни эзотерических семинаров, в которых Бронислав принимал активное участие в 90-х.

Так что, люди были с характером, но и отношения в волшебном пространстве складывались удивительно и интересно. Принимал меня в Чайную Саша Терехов, но сразу же куда-то исчез, и Чайной стали руководить Сергей Андреев и Юля Верхова (Серёга поначалу был первым бухгалтером Клуба, а Юля продавала первую партию китайского чая ещё в клубе "Ямское поле" - будущем "Путь к Себе"). Двойственность руководства, интрига, как двигатель процесса, вообще чайная, как поле экспериментов - бывало жестковато, но интересно и поучительно!

Помню, как было страшно, когда одним наполненным гостями вечером Юля послала меня заваривать первый раз гостям - семь потов сошло от страха! (И это было только через несколько месяцев мытья посуды!) Потом началась большая школа общения с разными людьми - поначалу разносило сильно, начинал суетиться, на что Сергей Андреев говорил размеренным голосом: "Ты внимание-то в животе держи". И я учился не "париться", жить ощущениями в любых ситуациях. Отличная школа!

Бронислав, Миша и Боря Павличенко в "Лу Юе"

Пространство.
Пространство было живое, Бронислав заставлял постоянно что-то двигать, изменять. Я как врождённый консерватор сначала нудил, ворчал, обижался, но позже стал ловить кайф не в постоянстве и создании идеального, а в изменениях подстать времени и обстоятельствам. И позже сам часто был инициатором перемен.

Помню почтительное, возвышенное, внимательное отношение к Алтарям, к каждому предмету, процессу возжигания благовоний, зажиганию лампадок, подношению чашечки с чаем - так учили создавать, наполнять Чайное пространство. Вообще жизнь - как внимательное проживание времени, чувствование пространства, взаимодействия с ним - это было ново для меня!

Помню, как привезли большую статую Лу Юя и всем Клубом воздвигали его на алтарь в Чайной (он до сих пор там!) Помню пиетет к церемониальным залам, где свои люди никогда не пили чай - только серьёзные церемонии. Настолько наработанная и плотная атмосфера там была создана, что когда приехали как-то снимать в чайной фильм человек 30 людей - никто почему-то не ходил в церемониальные залы, хотя их предлагали для использования. Настолько это было другое - их как будто не было... А с каким восхищением водили гостей из чайной показывать самое святое - церемониальные залы: "Лу Юй" с беседкой и аквариумом и потом "Зелёную" комнату, сделанную Феликсом на месте кабинета Михаила Леонидовича.

Была ещё полочка в Чайной, слева от алтаря, где стояли чайники Сергея Андреева, такие, которых ни у кого не было! Очень функциональные и наработанные! Один из них можно было попросить у Серёги, когда заказывали какой-нибудь дорогой улун, и в нём самому заваривать, восхищаясь, не выпускать из рук, пока не вернёшь на место.

Конечно, со стороны это выглядело слишком серьёзно, многие сравнивали нас с сектой, но внутри это казалось другой, новой жизнью. И это работало, создавая волшебный мир для нас и гостей!

чайный театр

Чайный театр.
Каждую неделю, по воскресеньям в 12 дня Бронислав с Михаилом Леонидовичем устраивали действо. В чайной освобождался центр, гости садились по периметру. В углу, где играли музыканты, за большим столом, уставленном разными волшебными предметами, садился Миша и варил чай, иногда беря в руки басгитару.

А Бронислав выходил в странных одеждах, с разными предметами и делал действо: иногда пластика тела, иногда музыка и песни под гитару, иногда диалоги, иногда сжигание 100$ купюры - по-разному... Мне кажется, он и сам не знал, что получится. Это и привлекало - живая импровизация!

Иногда не получалось, иногда было очень круто. Помню какой-то театр, когда Бронислав из разных палок создавал какую-то инсталляцию в центре чайной - я заглянул через плечи столпившихся на входе людей в тот волшебный мир и поймал себя на том, что каменная черепашка, положенная на одну из палок, вдруг ползёт по ней сама собой!..

Ну, конечно, и чай от Михаила Баева! Он всегда варил крепкий чай, накладывая целую, свою любимую танскую чашку сухого листа. Если бы я положил столько "сладкой росы" - это была бы просто горькая гадость, а у него чай был мощный! И единственная, доставшаяся маленькая чашечка зелёного спирального чая, ещё долго будоражила тело и сознание.
Это действо, ритуал был важным моментом и для зажигания жизни в пространстве, и возможность увидеть в "деле" основателей клуба.

чайный театр

Беседка.
Летом 2001 года у сада Эрмитаж была взята в аренду одна из двух старинных железных восьмигранных беседок у театра "Новая Опера". Братья Женя и Серёга Савельевы (которые занимались дизайном пространств) сделали специально для неё два дастархана, несколько скамеек со столиками, в центре круглый стол с символом Тайцзи. Повесили красные китайские фонари, поставили стойку, и на ночь каждая грань закрывалась опускающимся полотнищем - как парусами.

Было здорово прийти туда утром на работу, поднять, как у корабля паруса, поставить чайник и плыть до самого вечера под звуки птичек, джазового фестиваля на свежем воздухе, принимая гостей на своём борту!

Илью Бадурова сделали главным по Беседке, тут-то и проявился его талант организатора, руководителя и зажигателя. А люди чайной сплотились под грузом ответственности и самостоятельности.

Сначала решили чай готовить так же как и в Клубе: вынесли все доски, парочки, исинские чайники, но поняли, что это не работает в данных условиях - уж слишком много внешних факторов, отвлекающих внимание. И тогда Михаил Леонидович сказал: "Будем делать Сычуаньскую чайную - гайвань и всё!" Мы сначала были против, считая это профанацией чайной культуры (за церемониальность которой мы тогда боролись), но Миша настоял и был прав - это сработало! Я потом сам всё то лето провёл с гайванью в руке, перемещаясь по саду Эрмитаж и подливая кипяточек в популярный тогда Юй Хуань.

Шесть чаёв в меню, быстрый выбор (зелёный - чёрный?), щепотка-другая на глаз в гайвань, залить кипятком из большого медного чайника, принести людям каждому по гайвани, рассказать, как пользоваться, и сказать, чтобы звали, подлить кипяточку. Это давало и свободу, и повод для общения - подойти, поболтать, поделиться опытом, ощущениями. Этого не хватало в чайной, когда либо ты привязан к гостям, либо они брошены после заваривания. И людям нравилось - сидишь в саду, попиваешь чай из большой чашки, расслабляет - хорошо!..

Дух свободы, лёгкость, игра - это как плавание на корабле! А мы - команда! "Чайников" Беседка ещё больше сплотила. Была "проблема с выходом": когда после смены люди часами не могли уйти из Клуба домой, когда в выходные приходили в Клуб, когда после вечерней смены все вместе шли гулять по летней ночной Москве!

Беседка продолжалась месяца два-три, а потом кто-то пожаловался мэру на "китайщину" перед "Новой Оперой", сняли директора сада... Волшебство не может длиться вечно...
Тогда же мы подружились с Илюхой. И в сентябре, уставшие от лета с Беседкой, решили поехать в Крым, в Судак, в "Солнечный Замок". Так рождается дружба.

театр

Знания.
За что ещё благодарен Клубу, это много интересных знаний по Китайской культуре: календарь, И Цзин, медицина, чай и т.д. Они не только расширили кругозор, дали новый опыт, но и заставили задуматься о жизни, посмотреть на неё с другой, китайской стороны, и как результат задуматься о своих родных корнях.

Помню лекции (непохожие на школьные и институтские) в свободном формате, с традиционной чашечкой чая. Помню интересные рассказы Бронислава, Миши и Сергея Андреева, открывавших новые горизонты, или одну фразу, брошенную за чаепитием сотрудников (в малом зале за столами-корягами), после которой ещё долго приходилось собирать в голове перевёрнутую картину мира. А кабинеты "отцов-основателей", попадание в предметную среду которых, в мир этих людей, рождало массу переживаний, мыслей и идей!

Помню чайные эксперименты, которые дали осознание, что чай - живой объект и может получаться разным у каждого человека. Помню открытия каждого из новых чаёв - неописуемое чувство, когда находишь к нему ключик, и он раскрывается тебе радугой состояний. Помню Мишин жареный Пуэр, Юлькин Инь Чжэнь и Инкин Моли Чжэн Чжу - вообще открытие чая для меня часто связано с личностью и невербальной передачей увлечённости...

Были и серьёзные внутренние школы для сотрудников с обязательным посещением. Раз была большая, длившаяся месяца два, школа с лекциями про: чай, прогностические практики, Фэн Шуй. Было очень мощно!

Были и экзамены: помню как сейчас свой чайный экзамен на Гунфуча. В большой церемониальной за восьмигранном столом собрались: Миша с Брониславом, Андреев, Юля Верхова, Костя Агеев, Наташа Рыбальченко. Михаил Леонидович отсыпал своего тайваньского улуна, который от страха я забросил весь в чайник, и планомерно, удерживая состояние, "убивал" их горькой жидкостью на протяжении заварок семи - потом он стал слабее и вкуснее. После 4 заварки перестали задавать вопросы, потом все, кроме Миши сползли со стульев на пол. Вот она сила хорошего Дун Дина (когда его много...)

члены клуба в белом домике на лекции

Филиалы.
Конец 2001-2002 год ознаменовались большой популярностью Клуба и желанием к расширению. Осенью открылось "Гнездо" (совместно с тайваньцами, в малом Гнездниковском переулке), а весной на китайский Новый год чайная "Чжун Дао" (на проспекте Мира). Хотя ещё в 2000 году существовал филиал "Железный Феникс" на Лубянке, и вначале даже пытались сделать единую конструкцию (Бронислав проводил по субботам там Чайные театры, ротация колектива - я лично работал там целую одну смену), но это не прижилось.

Каждое чайное пространство отличалось своим характером и притягивало своих людей. То же произошло и с новыми двумя филиалами, в которых мы сначала работали, создавая чайное пространство, а потом они становились самостоятельными. Так же произошло и на Курской (с "Чайным клубом ИСТ"), открытом в мае 2002... Для нас Эрмитаж был домом, а в другие места ходили как в гости...

2002 год был очень тяжёлым, так как все переехали на Курскую: туда были направлены и средства, и внимание. Илью оставили руководить чайной в Эрмитаже. Было много гостей, и когда завариваешь больше десяти полян подряд, то не понаслышке могу сказать, что состояние очень странное - такие тексты иногда вылетали из уст! Так что, приходилось заканчивать рабочий день чаепитием "по-Чаочжоуски" (целиком засыпанный чайник уишного чая!), чтобы вернуть силы, расслабиться и посмеяться от души. А потом, выпроводив гостей, включить Боба Марли, мыть посуду, убирать чайную и, выйдя под ночное звёздное небо, идти домой, улыбаясь каждому мгновению.

театр...

Чайный монастырь.
Если подытожить, то Клуб Чайной Культуры в саду Эрмитаж в своём начале (1998-2001гг) очень походил на даосский монастырь - параллели и ассоциации очень прочувствовались, когда мы с Ильёй жили в монастыре Хэ Мин Шань.
Монастырь - это место, где собираются бегущие от социума люди, в уединенный (как тут не вспомнить первоначальное значение слова "Эрмитаж" - жилище отшельника), волшебный мир, созданный какой-нибудь идеей. Этой идеей было создание Культуры чаепития и вообще внимательного проживания жизни!

Поэтому мы, объединённые общей волной, стали чайной семьёй, чайным братством. Поэтому так тяжело забыть это время - уж очень классно было вместе переживать те ощущения единства и вдохновения идеей, несение её людям.

К сожалению, время эзотеризма сменилось временем социального проявления (монахи пошли в мир), с его более глубокими исследованиями, структурными подходами, созданием форм и правил. И всё меньшим уделением внимания внутренним живым тонким моментам.

Конечно же, у нашего "монастыря" была и внешняя социальная жизнь (магазин, чайная для гостей, чайный бизнес), и когда она стала главной, а внутренние движения пропали, бескорыстная окрылённость жизнью превратилась в работу, удержание старых правил и форм.

Сейчас понимаю, что Эрмитаж сделал своё дело: создал увлечённых чаем людей, поднял интерес к хорошему китайскому чаю и внимательному его употреблению, а для каждого из нас это была ступенька, изменившая нас.
Лично мне он открыл волшебный мир Чая и умение взаимодействовать с людьми и пространствами, что принесло мне уверенную внутреннюю позицию в социальном мире!

Уже не спрятаться в Чайном монастыре, зато можно (помня, как бывает классно нестись вместе на волне вдохновения новой идеей) делать то, что тебе близко и интересно - быть самим собой, там где ты уже есть!

Василий 08.04.2008

www.Renzi.ru
счетчик посещений contadores de visitas singlesnet .com
Водяные Крысы