китайский календарь
на главную
авторыразмышленияпутешествияфотоальбомчайные церемонииновости

Зверев
(Альберт Гогуадзе делится своими воспоминаниями)

Василий Савинков: Вместо вступления - почему я об этом пишу?
Работая в ЦДХ и прикасаясь к современному искусствуЗверев, искусству которое отражает наше время, к сожалению осознаёшь, что либо оно несовременное, а является копированием старых приёмов, либо оно сильно акцентировано на идею, в ущерб мастерству и больше похоже на "поделки для студенческого капустника", как говорит Саша Ибрагимов. Либо, имея в наличии большие средства, наоборот бывают вычурно-богато-вульгарными.

Вот в этом наборе поделок, начинаешь задумываться о кризисе искусства вообще, и понимаешь, что слава, деньги, быт заслонили главную задачу творца - быть проводником современных прекрасных идей в актуальную форму. Где они, творцы - свободные, независимые от моды, от социума, летящие на гребне временной волны? Возможно, потому что нет достойных личностей и появляются "мелкие людишки".

И как одной из последних сильных личностей в живописи, вспоминается Анатолий Зверев. Со своей быстрой точной линией, схватывающей характер животного или человека, с набросанными беспорядочными пятнами, превращающимися в лицо или пейзаж, и такой же нескованной правилами жизнью, отражающей непреклонный Дух Свободы!

Анатолий ЗверевАнатолий Тимофеевич Зверев

Родился 3.11.1931 в Москве.
Русский художник, который в конце 50 - 60-х годах был одной из главной фигур неофициального искусства в СССР.
Первый в России стал работать в экспрессивной манере, применяя технику спонтанной живописи.
Умер 9.12.1986.

Василий: Сегодня, 28 апреля 2009 года, заходил Альберт Гогуадзе...
Он часто заходит - показывает свои работы, болтает... А у нас, в галерее "RedArt", открылась выставка Анатолия Зверева "Рисунки 50-60-х годов", и поэтому разговор зашёл о Звереве.

Альберт Гогуадзе:
Был 1962 год, у меня были деньги, и я поехал путешествовать по СССР.
Сначала Москва, потом Ленинград... В Москве пошёл в парк Сокольники (кажется там была какая-та выставка), увидел играющих в шашки, подошёл, там Толик играл "на вылет" за 20 копеек. Я постоял, посмотрел пару партий, сказал что я - художник, но играть не стал, так как понял, Альберт Гогуадзечто Зверев хорошо играет!

Я тогда ещё не знал, что это Зверев...
Потом пошёл к палатке, купил себе киселя в гранёном стакане и бутерброд с сыром, сел на лавочку и тут подошли Толик с другом (не помню как его звали) и в пиво влили маленькую бутылочку водки - "ерша". Предложили и мне: "Художник, будешь?" - "Немного". Было мало, и я сказал, что голодный и есть деньги - пойдёмте куда-нибудь посидим.

Вышли из Сокольников, и в большом длинном доме была столовая, где они были завсегдатаями. Присоединились с бутылкой к компании уже сидевших, заказали салат, рыбу, а я угостил всех бифстроганами - есть хотелось.
Разговорились... Об искусстве... спорили!
Потом стали рисовать - Толик встал и спросил: "Бумага есть?" А у меня всегда был блокнот. Достал огрызок жирного карандаша и стал делать зарисовки, я потом тоже... Раздарили людям...
Просидели часа три в столовке, сбегали ещё за бутылкой, а у меня был поезд в Ленинград вечером. Как я ехал на вокзал не помню... и осознал себя утром уже в Ленинграде.
Так я познакомился с Толиком Зверевым.

Альберт Гогуадзе

Альберт Иосифович Гогуадзе

Родился в 1935 в Батуми.
В 1954-1960х годах учился в Тбилисской Академии художеств.
С 1963 года живет и работает в Москве в манере
"пэри-пэртан"("цвет к цвету").
Участник квартирных выставок, выставок неофициального искусства, проведенных на территории ВДНХ и выставок на Малой Грузинской.

Потом в 1963 году я уже поселился в Москве и лет 10 плотно общался со Зверевым - раза четыре-пять в неделю виделись.
Мы были "подпольем", не имея жилья ютились по подвалам (У Толика была квартира с матерью в Свиблово-Гиблово, но он там не очень любил... Я там был часто, ночевал...), в отличии от Рождественского, Евтушенко, которые были на короткой ноге с властями. Даже Рабин был цивильный.
Мы же были настоящее ДНО!

Альберт Гогуадзе в ЦДХ У меня была мастерская на Зубовской площади в подвале особняка: я там был руководителем кружка рисования - раз в неделю выгонял всех друзей, расчищал завалы, и приходили мамы с детьми, и я их учил рисовать -)
А так мы там и жили и Толик тоже часто...
Его не все могли терпеть: я, Костаки, Войтович... Он жил по своим правилам - краски летели во все стороны, пачкал всё. Как большой капризный ребёнок!
Не все долго могли долго его терпеть.
Когда был не пьян - был интересным собеседником, нестандартным! Ну, а когда пьян, как и все пьяные - бывало всякое...

Костаки и ЗверевХодили по гостям, по квартирам, встречались у Нутовича, Плавинского, Немухина, к Рабину ходили... А вообще, у меня с Толиком была такая телефонная книжка, и день начинался с обзвона "любителей живописи". Кто хотел нас принять за 3 рубля (2,80 стоила бутылка), а мы им в ответ рисовали.
Толика не все хотели видеть, поэтому часто я звонил. Я ходил в белой чистой рубашке, меня любили тёщи и жёны, и я говорил, что Толя будет вести себя тихо, и мы приходили в гости. Пили, ели, разговаривали, рисовали - интересные встречи были! Часто всю ночь!
Так что мы были настоящим андеграундом!

А Толика я очень любил и уважал...

Работы Зверева конца 50-х - 60-х годов:

www.Renzi.ru
счетчик посещений contadores de visitas singlesnet .com
Водяные Крысы